Сайт Романа ПарпалакаЗаметкиВзгляд на мирОбщество, наука и религия

Общество, наука и религия

20 августа 2008 года

Вера — это антоним знанию.
Источник
.

Один из лозунгов антиглобалистов — не допустить того, чтобы люди стали однородной серой массой. Ясно, однако, что этого не будет никогда. Даже если когда-нибудь образуется «единое» государство по всему миру, и все будут говорить на одном языке. Дело в том, что обычаи того или иного народа — это не та вещь, которой люди должны отличаться друг от друга.

Но прежде чем спорить о том, станет ли человечество однородной серой массой, пусть антиглобалисты сначала докажут, что сейчас это не так. В противном случае их утверждение неправильно, и спорить тогда вообще не о чем. Чтобы разговор был более конкретным, я могу предложить несколько примеров, показывающих, что уже сейчас люди — однородная серая масса. Рассуждать я буду о США, чтобы никого из читателей не обидеть, но рассуждения эти (после небольших изменений) применимы и к другим странам.


Так уж получается, что некоторые признаки разделяют людей на группы. Мужчины и женщины. Высокие и низкие. Белые и негры. Умные и дураки. Толстые и худые. Богатые и бедные. Верующие и атеисты. Список можно продолжать долго, но нам пока хватит.

В некоторых группах одинаковое количество человек (например, мужчины и женщины), и деление на такие группы не вызывает ощущения неравенства (у нормальных людей, конечно). В других группах явно наблюдается неравенство. Например, богатые и бедные. Скажем, что в каком-нибудь обществе 20% богатых и 80% бедных. Может ли когда-нибудь это соотношение стать обратным? Нет. Если мы вдруг услышим, что 80% населения — богачи, мы скажем себе, что используется неправильная терминология. 80% населения не могут быть богатыми.

В одних группах возможны переходы. Например, можно разориться или заработать, бросить пить пиво и заняться спортом или начать есть жирную пищу. В других группах переходы почти невозможны. «Почти» — потому, что операции по смене пола тоже делают.

Бывает, недалекие личности делают вывод о человеке, основываясь на принадлежности к той или иной группе. Они забывают, что каждый человек уникален. Поэтому я не люблю, когда меня кто-то относит к той или иной группе. Такое стремление «навесить ярлык» обычно характеризует человека, причем не лучшим образом. «Он учит математику и физику, о чем с ним можно разговаривать». «Ты такой же, как и все физтехи». И, разумеется, «все мужики — козлы».


Итак, рассмотрим верующих и атеистов. Человеку присуще любопытство, стремление познать всё вокруг. Перед пытливыми умами открываются тайны мироздания, вместе с этим эволюционирует и картина мира в сознании людей. Когда-то давно этой картиной были духи. Потом — многобожье древних греков и римлян. Затем — концепция единого бога. Картина мира сейчас и в ближайшем будущем — результаты, полученные применением научного метода.

Посмотрим на статистику религиозности некоторых стран:

США являются одной из самых религиозных стран мира, во всяком случае, самой религиозной среди индустриально развитых государств.

90% американцев заявляют, что верят в Бога, примерно 60% – молятся каждый день.

...

46% американцев еженедельно посещают церковь (синагогу, мечеть, храм и пр.) – аналогично поступают лишь 14% британцев, 8% французов, 7% шведов и 4% японцев, 2% россиян.

...

При этом религия остается важнейшим фактором мировой экономики. Экономисты Гарвардского Университета Роберт Барро и Рэйчел Макклири в 2003 году опубликовали результаты исследования, посвященного поиску взаимосвязи между степенью религиозности общества и уровнем развития экономики (впервые эту идею высказал знаменитый социолог Макс Вебер в 1930 году) ... Исследователи пришли к выводу, что чем чаще жители страны ходят в церковь, чем больше склонны верить в загробную жизнь, тем быстрее развивается экономика.

Не нужно быть великим социологом или экономистом, чтобы понять, почему религия влияет на экономические показатели. Достаточно взглянуть в прошлое. Древний Рим, раздираемый варварами. В 313 году император Константин провозгласил государственной религией христианство, которое до тех пор было запрещено. Константин понял, что нет смысла бороться с ним. Христианство пришло на смену господствовавшему ранее многобожью и способствовало единению общества перед лицом внутренних и внешних угроз. Это не могло не отразиться на экономике.

В современной Америке религия играет ту же роль, что и в Древнем Риме после 313 года. В вопросе религии государство официальных шагов не предпринимает, ссылаясь на Первую поправку к Конституции, согласно которой «Конгресс не должен издавать ни одного закона, относящегося к установлению религии или запрещающего свободное исповедание оной...». Однако если бы религиозность общества не сказывалась положительно на развитии экономики, Первую поправку давно бы отменили.

В спорах сторонников и противников религии часто звучит довод о том, что многие ученые, в том числе и Эйнштейн, верили или верят в бога. На самом деле этот довод никуда не годится. Во-первых, ясно, что речь должна идти о естественных и, более того, фундаментальных науках. Блестящие результаты математика могут спокойно уживаться с его верой, они не будут мешать друг другу. Мнение прекрасного геолога будет, простите, не более объективным (но, скорее всего, менее убедительным), чем мнение какого-нибудь певца.

Во-вторых, как узнать, совпадает ли то, что думал ли тот или иной ученый, с тем, что он говорил, или, тем более, с тем, как были проинтерпретированы его слова? Мотивы ученых могут быть разными, начиная тонкими намеками и заканчивая пониманием того, что не со всеми религиозными людьми можно говорить о таких вещах. Действительно, после объяснения того, что все происходящие явления можно описать гораздо проще, чем это сделано в Библии, некоторые верующие могут решить, что бога не существует, и поэтому заповеди можно не соблюдать. Как писал Александр Никонов в «Апгрейде обезьяны», многие американские ученые придерживаются нейтральной формулировки «Я верю в своего Бога».

В-третьих, никогда нельзя исключать возможности того, что ученый ошибается. Людей делают великими их достижения, а вот ошибки (научные, разумеется) их величие никак не уменьшают. В гениальности Ньютона сомневаться не приходится. Но он вполне серьезно полагал, что философский камень существует, активно вел его поиски. А где сейчас алхимия? Правильно... Но из-за алхимических экспериментов Ньютона наше уважение к нему не уменьшается.

Если приведенные аргументы кого-то не убедили, можно обратиться к результатам опроса, проведенного среди членов Национальной академии наук США:

Неверие в бога и «вечную жизнь» выразили соответственно 65,2% и 69% биологов. Среди физиков Национальной академии наук уровень атеизма еще выше — 79% и 76,3%. Большинство остальных опрошенных в обоих случаях отнесли себя к агностикам, и лишь малая часть верит в бога и бессмертие. Наиболее верующими оказались лидирующие американские математики (среди них особенно много выходцев из России): 14,3% — в бога, 15% — в жизнь после смерти. В то же время лишь 7,1% специалистов наук о жизни разделяют мнение о ее загробном существовании и только 5,5% из них считают, что бог есть. Физики и астрономы заняли среднюю позицию: 7,5% верят в господа, в бессмертие — столько же.

Отличается от того, что «90% американцев заявляют, что верят в бога», правда?

У большей части американцев один бог. Чем не однородная серая масса?


Всё-таки Америкой правят люди, которые заботятся о государстве (и о себе, разумеется). Государство и его жители — это разные вещи. И интересы у них тоже разные. Эксплуатация населения всегда была одной из главных задач государства. Правда, эксплуатация со временем становилась всё мягче и незаметнее. И если сейчас эксплуатация не заметна, это не значит, что ее нет.

С Первой поправкой правители не ошиблись, предоставив каждому человеку свободу вероисповедания. По-другому, наверно, нельзя. Однако с другими их решениями можно поспорить.

Результаты, полученные наукой, остаются малоизвестными вне научных кругов. Можно принять радикальную позицию и считать, что это происходит из-за инерционности, «неповоротливости» образа мыслей группы лиц под названием «народ». Действительно, в этом есть часть правды:

Американские ученые всерьез обеспокоены растущим разрывом между прогрессом науки и отсталостью общественного сознания, прозябающего в плену невежества и предрассудков. Исследования последних лет выявили связь между неприятием определенных научных теорий взрослыми людьми и психологией маленьких детей

...

Многое в «сопротивлении науке» определяется врожденными свойствами человеческой психики, но кое-что зависит и от культурной среды. Об этом свидетельствуют, в частности, межнациональные различия в степени сопротивления тем или иным научным идеям. Скажем, неприятие идеи эволюции у американцев выражено намного сильнее, чем в большинстве других развитых стран.

Другая часть правды заключается во всё ухудшающемся образовании. Действительно, зачем государству грамотное и образованное население? Незачем. Вполне достаточно предоставить качественное образование только тем, кто будет работать в науке и технике. Да и этого можно не делать — стоит всего лишь пригласить ученых из других стран. В подтверждение этих слов приведу слова известного математика, академика Владимира Игоревича Арнольда. Первая цитата:

Процветает пустая болтовня, и она заменяет подлинную науку. Я могу продемонстрировать это еще одним примером. Несколько лет назад в Америке шли так называемые «калифорнийские войны». Штат Калифорния вдруг заявил, что выпускники школ недостаточно подготовлены, чтобы учиться в университете. Молодые люди, приезжающие в Америку, к примеру, из Китая, оказывается, подготовлены гораздо лучше американских школьников. Причем не только в математике, но и в физике, химии, в других науках. Американцы превосходят своих зарубежных коллег во всевозможных «сопутствующих» предметах — тех, которые я называю «кулинариями» и «вязаниями», а в «настоящих» науках сильно отстают. Таким образом, при поступлении в университет американцы не выдерживают конкуренции с китайцами, корейцами, японцами.

Вторая цитата:

Американские коллеги объяснили мне, что низкий уровень общей культуры и школьного образования в их стране — сознательное достижение ради экономических целей. Дело в том, что, начитавшись книг, образованный человек становится худшим покупателем: он меньше покупает и стиральных машин, и автомобилей, начинает предпочитать им Моцарта или Ван Гога, Шекспира или теоремы. От этого страдает экономика общества потребления и, прежде всего, доходы хозяев жизни — вот они и стремятся не допустить культурности и образованности (которые, вдобавок, мешают им манипулировать населением, как лишённым интеллекта стадом).

Свободное общество или малограмотная рабочая сила? Яркая индивидуальность или однородная серая масса?


Нельзя не отметить еще одну американскую особенность — всеобщее помешательство на политкорректности. Я убежден в том, что в здоровом обществе не нужны запреты на использование слов типа «черномазый», и в том, что любой мыслящий человек способен одинаково взаимодействовать с людьми вне зависимости от их цвета кожи/пола/физических недостатков. Для нас сейчас характерным показателем является, во-первых, само наличие политкорректности, а во-вторых, возможное появление под внешней оболочкой нейтральных формулировок настоящей ненависти к людям.

Где-то рядом с политкорректностью находится американская вежливость.

— Good morning! — приветствует вас ваш американский коллега — допустим, мистер Джексон — и улыбается при этом своей белозубой голливудской улыбкой.
— Good morning! — отвечаете вы, тоже старательно улыбаясь.
— How are you! — далее приветствует вас американец.
— I am fine. thank you. And how are you? — отвечаете вы, продолжая улыбаться.
— I am fine too, thanks,- не меркнет улыбка мистера Джексона.

Вроде бы ничего трудного в этом вежливом акте обмена приветствиями нет. Но вот представьте, что американцы здороваются ровно столько, сколько встречают друг друга в течение дня. Если этот самый мистер Джексон проходит мимо вас пятнадцать раз, то столько раз и надо растягивать губы в улыбке и спрашивать, как он поживает.

Михаил Голденков. Осторожно hot dog! Современный активный english

Действительно, процедура не короткая. Зато можно не запоминать, с кем в течение дня человек уже успел поздороваться, а с кем — еще нет.


Развитие современной науки вообще, и физики в частности, немыслимо без международного сотрудничества. Во-первых, времена одиночек закончились в начале прошлого века. Серьезно, попробуйте назвать какого-нибудь гениального ученого современности. После Эйнштейна никто не вспоминается, правда? Сегодня исследования на переднем крае науки настолько сложны и многогранны, что небольшие группы просто не справятся с ними. Во-вторых, многие исследования являются дорогостоящими, так что отдельной стране проводить их невыгодно.

Приведу подтверждающий пример. Несмотря на неблагоприятную политическую обстановку в пятидесятых годах, специалисты в физике высоких энергий из разных стран решили объединить свои усилия. Так появился ЦЕРН — один из крупнейших центров по ядерным исследованиям. Сейчас наиболее известен эксперимент ЦЕРНа LHC (большой адронный коллайдер). Интерес общественности к LHC связан с тем, что скоро этот ускоритель начнет работать. Непосредственно в проведении экспериментов задействованы несколько тысяч ученых. На проект потрачены миллиарды долларов.

ЦЕРН — один из примеров успешного международного сотрудничества. В связи с этим стоит отметить, что в СССР собирались строить адронный коллайдер. Однако СССР распался, и дальше прорытого тоннеля дело не пошло. В США была похожая история: там тоже хотели соорудить свой ускоритель, но проект был закрыт из-за больших денежных затрат.


Некоторые читатели могут возразить: «Опять написано про противоречие между религией и наукой, опять со своей наукой лезут, куда не следует». В идеале между наукой и религией противоречий нет. Действительно, у них разные цели и задачи, различны области «компетенции». Но на практике, почему-то, эти противоречия имеются, и отрицать этот факт нельзя. Причина подобных противоречий — попытки применить науку или религию там, где этого делать нельзя. Вопросы рамок применимости теорий занимают важное место в науке. Ученые подходят к ним аккуратно, с должным вниманием. Грубо говоря, они знают, где работает та или иная теория.

А вот религиозные деятели не настолько последовательны. Я не буду в очередной раз вспоминать Джордано Бруно. Можно вспомнить недавние нападки на преподавание в школе дарвиновской эволюции:

Дарвинизм не должен преподаваться в школах как безальтернативная и единственная научная гипотеза происхождения мира и человека, считает секретарь по взаимоотношениям Церкви и общества Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата (ОВЦС МП) священник Михаил Дудко.

«Разумеется, эта теория имеет право на преподавание, но только не как безальтернативная и единственная научная картина происхождения мира», — сказал он РИА «Новости», комментируя проведение начавшегося накануне в Санкт-Петербурге первого в России судебного слушания по иску школьницы против преподавания теории Дарвина.

«Разумеется, она (эта гипотеза) входит в противоречие с христианским мировоззрением, которое утверждает, что мир был создан, а не произошел путем естественной эволюции и постепенного превращения неживой материи в живую, а затем эволюции до человека, обладающего сознанием», — добавил священнослужитель.

Мнение по этому вопросу из процитированной ранее статьи на Элементах:

Кроме того, дети гораздо охотнее верят тому «источнику знаний», который демонстрирует полную уверенность в себе и своих словах. Мямли-ученые с их вечными сомнениями и фразами типа «разумеется, пока это лишь предположение...» никакого доверия у детей не вызывают.

В связи с этим нужно отдать должное дальновидности российских наукоборцев, которые мечтают в учебниках биологии после каждой главы добавить сносочку о том, что «есть, однако, и другая точка зрения...», и вдобавок ввести в школах изучение религиозной картины мира. Конечно, учитель биологии, опутанный «сносочками», не сможет так надувать щеки на уроках, как преподаватель «альтернативного предмета». Кому из них поверят дети — сомневаться не приходится.

Следует отметить, что в отличие от «Московского Патриархата» западная церковь чуть более демократична. Как говорил в интервью Арнольд,

...наука подтвердила выводы Галилея, а следовательно, и религия вынуждена была с ними согласиться. Однако современная наука до сих пор утверждает: то, что сказал Джордано Бруно, — гипотеза. Если бы наука подтвердила теорию Бруно, то Ватикан оправдал бы и его. По крайней мере, меня так заверили в Папской академии наук.

Мы плавно перешли к обсуждению вопроса «А что у нас?» Продолжим его в заключительной части статьи.

Об отношении общества и религии можно судить из написанного выше. Поговорим об отношении общества и науки. В связи с этим представляют интерес результаты социологического опроса, в котором выяснялись научные познания жителей России и Европы:

Для того, чтобы определить уровень знаний респондентов, им было предложено определить, соответствуют ли истине 13 утверждений по научной тематике. Уровень познаний в России оказывается несколько ниже, чем в Европейском Союзе: очень хорошие научные знания (от 10 до 13 верных ответов) демонстрируют 22% россиян и 42% жителей ЕС; скорее хорошие знания (от 6 до 9 верных ответов) — 51% и 43% соответственно; плохие знания (не более 5 правильных ответов) — 27% и 15%.

Интерес к науке и технике уживается у россиян с верой в Бога (55%), судьбу (42), приметы (23%), воздаяние за грехи (19%), сверхъестественную силу (16%), гороскопы (10%). Только 18% опрошенных отмечают, что не верят ни в какие сверхъестественные силы и явления. С 2005 г. их доля несколько увеличилась (с 14% до 18%). Одновременно возросла и доля тех, кто верит в приметы (с 18% до 23%), и фаталистов (с 35% до 42%).

Снижение уровня образованности — сложное явление. Во-первых, оно обусловлено «демократическими преобразованиями» прошлого десятилетия. Во-вторых, не последнюю роль играет участие России в Болонском процессе (ЕГЭ и т. д.). К тому же глупо ожидать повсеместной образованности на должном уровне, когда в рекламе вузов отсрочка от армии и стоимость обучения преподносятся как основные достоинства.

Я уверен, что советская система образования была одной из лучших в мире. И я рад, что учусь в то время, когда ее еще не успели окончательно испортить реформами. Я не берусь утверждать, что качественное образование — непоколебимая основа развития государства (хотя вряд ли в долгосрочной перспективе может быть по-другому). Я убежден, что качественное образование — необходимая основа истинной свободы человека. Современная картина мира восхитительна сама по себе. И каждый человек достоин того, чтобы проникнуться ее красотой и гармонией.

Ссылки

  1. Новый обскурантизм и Российское просвещение, Владимир Игоревич Арнольд.
  2. Академик В. И. Арнольд: Путешествие в хаосе, интервью журналу «Наука и жизнь», №12, 2000 год.
  3. Пятое правило арифметики, д. ф.-м. н. В. Доценко, «Наука и жизнь» №12, 2004 год.
  4. Неприятие научного знания уходит корнями в детскую психологию, «Элементы».
  5. Портрет США. Глава 8. Отделение церкви от государства.
Поделиться
Посмотрите в блоге

Комментарии

#1. 14 января 2009 года, 00:32. пишет:
Роман,Вы просто молодец.Я давно не читала такую статью(с тонким юмором и все-правда),получила удовольствие от прочитанного.Спасибо.
#2. 9 ноября 2010 года, 22:19. Al пишет:
Хорошая статья. Согласен, что советская система образования была одной из лучших в мире, я в школе еще успел это ощущитить, но в вузе уже все вверх тормашками.. Оценка знаний на основе тестов, смешно просто...
#3. 28 марта 2012 года, 12:25. Женя пишет:
Отличная статья. Немного не хватает как по мне немного не хватает вывода в конце статьи. Для меня остался не открытым вопрос личного отношения автора к религии?
#4. 28 марта 2012 года, 18:08. пишет:
Да я не один раз писал о личном отношении к религии:
http://written.ru/search?q=%D1%80%D0%B5%D0 … 0%B8%D1%8F

Вот более-менее подробно:
http://written.ru/articles/notes/philosoph … sophy_talk
#5. 22 июля 2012 года, 23:31. пишет:
Религия, вообще говоря, кроме некоторого количества жестко закрепленных догм, сведенных в более или менее последовательную систему взглядов, является еще и совокупностью ритуалов и обрядов, в значительной степени влияющих на уклад жизни. Какая разница, профессиональный это ученый или типичный обыватель, если многолетние традиции его семьи и ближайшего окружения воспитали этого человека следовать религиозным правилам и нормам? Никакого отношения к науке и даже к Богу, как таковому, это не имеет. Статистические сведения смотрятся, мягко говоря, странно – как средняя температура по больнице. Неужели серьезно предполагается, что методом голосования можно установить факт существования Бога или Его отсутствие. На сегодня просто нет удовлетворительной теории, учитывающей наличие Бога, как Творца всего сущего, а имеющиеся теории, как говорил Лаплас, не нуждаются в этой гипотезе.
Малоизвестность научных результатов вне научных кругов, разумеется, связана с инертностью мышления, но вряд ли сегодня инертность является определяющей. Когда наука делала открытие за открытием, которые быстро шли в практику – строительство, металлургию, здравоохранение, – тогда у каждого была прямая возможность видеть эти результаты и была возможность изучить научные методы за приемлемое время – теории были относительно несложными. И был интерес получить новые результаты. Кроме того, большое значение имел эффект контраста: догматизм религии, неспособный дать практических рекомендаций по строительству моста, сменился детерминизмом науки. Сейчас теории сложны настолько, что детальное их изучение может потребовать более полжизни, а популярное изложение выглядит набором невнятных аналогий и сомнительных аллюзий. При этом ученые и популяризаторы, перебивая друг друга, «выявляют» неточности высказываний и предостерегают от излишне буквального понимания.
Это очень обширная и сложная тема. В комментарии просто нет возможности рассмотреть ее хотя бы приблизительно. Этот вопрос затрагивается, например, в статье «Торук-макто» на http://www.imejumnenie.blogspot.com/.
Противоречия между религией и наукой есть и очень глубокие: принципиально различны методы представления информации, несовместимы методы доказательств утверждений, абсолютно разные цели. Это и не может быть иначе: все религии зародились во времена, когда формальных методов исследований еще не было, когда даже объективная логика, по сути, не существовала. Но на сознание человека и религия, и наука влияют прямо. При этом религиям многие тысячи лет, а современной официальной науке при самой вольной интерпретации не более трех с половиной сотен лет, а при более взвешенной оценке не более полутора сотен. Разумеется, наука по доказательности более убедительна, но доказательства надо еще научиться понимать, а религия предоставляет «знания», ничего не объясняя. Это проще для восприятия, но вызывает массу несоответствий и вопросов.
Что же касается образования, то здесь вопросов больше, чем ответов. «Демократические преобразования», Болонский процесс и реклама ВУЗов – не причины, а следствия. В середине ХХ в. на волне успехов науки можно было смело «отложить» религию в сторону, на усмотрение самих обучающихся (для индустриально развитых стран, для СССР – в обязательном порядке). Сейчас времена в очередной раз поменялись и, в частности, религия восстанавливает свои позиции, что вполне закономерно. Но для образования, как общечеловеческого института, важнее то, что оно стоит перед проблемой совмещения несовместимого в объемах, намного превышающих наличные емкости. Что же касается восторгов относительно качества советского образования, то могу предложить статью «Образование. Личный опыт» на http://www.imejumnenie.blogspot.com/, т.к. здесь этот материал разместить невозможно.
#6. 31 июля 2012 года, 20:05. Игорь пишет:
Позволю себе привести интересную цитату известного американского экономиста М.Ротбарда по поводу образования в США:

«Отчасти в такой тирании по отношению к молодому поколению виноват неуместный альтруизм части образованного среднего класса.Им кажется,что рабочие,«низшие классы»,должны получить возможность учиться,возможность,которую столь высоко
ценят они сами. И если родители или дети окажутся настолько неразвитыми,что не захотят использовать открывшуюся перед ними
потрясающую возможность, что ж, немного принуждения не повредит — «для их же блага»,разумеется.

Роковое заблуждение поклоняющегося школе среднего
класса — в нелепом отождествлении формального школьного обучения и общего образования.Образование — это пожизненный процесс, который происходит не только в школе, но и во всех сферах
жизни.Когда ребенок играет, слушает родителей или друзей, когда
он читает газету или работает, он расширяет свое образование.По
сути,школьное обучение — это только малая часть образовательного процесса,и оно пригодно лишь для изучения формальных дисциплин, особенно самых передовых и систематизированных.Элементарные знания — умения читать, писать и считать — легко
освоить дома,ни разу не заходя в школу.

Более того,одна из великолепных особенностей человечества — это его разнообразие,тот факт,что человек уникален,обладает
единственными в своем роде способностями,интересами и наклонностями.Принуждать к формальному обучению детей,не имеющих
к этому ни способностей, ни интереса,— это настоящее преступление,калечащее ум и душу ребенка.»
#7. 30 ноября 2013 года, 01:04. Владимир Шебзухов пишет:
Бог и учёный
автор Владимир Шебзухов

В свой срок – попасть на Небеса,
Едва предстал перед Владыкой,
Учёный муж, раскрыв уста,
Вдруг заявил с порога, лихо:

«Спасибо, Господи, за всё!
Но более Ты нам не нужен!
Наука Знания несёт,
Сама творит, прости, не хуже!»

«Не скрою, радует Прогресс,
Науке – Должное отдать!
А… Человека воссоздать,
Поведай мне – каков процесс?»

Уверено учёным мужем –
«Берётся глина, знаю я…»,
Но перебит, с улыбкой, тут же –
«Позволь, но… глина-то – Моя!»
#8. 6 декабря 2013 года, 17:32. пишет:
Пожалуй, не помехой знать --
Пред кем... уста не раскрывать!
#9. 6 декабря 2013 года, 17:45. пишет:
Владимир, не переживайте. Ваше творчество оценили.
#10. 25 февраля 2014 года, 03:15. пишет:
Ворчание
Владимир Шебзухов

Увидев вдруг фруктовый сад,
Спустившись с гор, философ,
Был новой теме очень рад –
Ведь столько вмиг вопросов!

Задав вопрос, искал ответ
И тут же находил…
Здесь недоразумений нет,
Бог мудро поступил!

Растут, цветут, дают плоды
«Жильцы» природы сада.
А, коль свой труд приложишь ты,
Ждёт и тебя награда!

Но наш философ был не прост.
К бровям поднялись веки --
У дыни больно тонок хвост,
На древе же – орехи!

«Пожалуй, Бог промашку дал,
Ведь на огромном древе,
Орешки Он «нарисовал»,
А стеблю дыню вверил!»

Пока философ рассуждал,
Ворча (себе во грех),
На голову его упал
Вдруг с дерева… орех.

«О, Господи, услышь мой глас --
ТВОЁ мне славить Имя!
Что было бы со мной сейчас,
Росла б на древе… дыня!?»

читает автор
видео

http://www.youtube.com/watch?v=iu_7SlX8e3Y … e=youtu.be
#11. 20 апреля 2014 года, 02:03. пишет:
Две картины
Владимир Шебзухов

Хвалился гостю-королю
Монарх гостеприимный:
«Картину чудную люблю,
А потому её хвалю,
Души покой в ней зримый!»

И впрямь король-хозяин прав,
Коль гость-монарх воскликнул «Ах!»,
Едва увидел полотно.
Покой и мир несло оно.

Застыли белы облака,
Прозрачно озеро в горах…
И бабочка, вот-вот, с цветка
Вспорхнёт, раскрыв свои крыла.
........................................................
В своё, примчавшись, королевство,
Король найти не может место.
Ему картина стала сниться.
Указ был отдан живописцу.
Дабы, в весьма короткий срок,
Покой изобразить он смог!

Был выполнен его наказ.
Принёс художник полотно.
Сверканье молний много раз,
В картине изображено.
Такое не ласкает глаз.
И кто же будет ливням рад?
Угрюмо небо, водопад…

Любуясь оным полотном,
Король, увидев, обомлел --
Там, где расщелина в скале,
Был кустик… И гнездо на нём.

Хоть буря, ливень, мрак везде
(Поди пойми, порой... творцов),
Сидела птичка в том гнезде,
Высиживая в нём птенцов.

Монарх, казалось, сам не свой,
Но понял, в самом деле --
Мир в сердце и души покой,
На короля глядели…

Оставьте свой комментарий

Ваше имя:

Комментарий:

Для выделения используйте следующий код: [i]курсив[/i], [b]жирный[/b].
Цитату оформляйте так: [q = имя автора]цитата[/q] или [q]еще цитата[/q].
Ссылку начните с http://. Других команд или HTML-тегов здесь нет.

Сколько будет 46+2?