Сайт Романа ПарпалакаБлог20130323

Новые вагоны метро, или страдания высокого человека

Половину своей жизни я страдаю от того, что всё вокруг рассчитано на лилипутов.

Помню тесные школьные парты. Помню специальные доски-подставки для лилипутских ножек. Помню, как приходилось выворачивать ноги, чтобы просунуть их за эти доски. Если не разогнуть колени, их охватывает сильная боль. 45 минут урока я вытерпеть не мог. Отломанная от парты подставка тоже не всегда спасала — боль пропадает, только если встать или полностью вытянуть ноги.

Ненавижу маршрутки. Чаще всего на сиденье физически невозможно поместиться. Я не жалуюсь, если в салоне можно стоять, всего лишь нагнув голову. Это более-менее комфортная поездка.

Недолюбливаю междугородние автобусы. В отличие от маршруток поместиться на сиденье обычно можно, но через полчаса начинается боль в коленках. Приходится выпускать ноги в проход. Мое самое любимое место в автобусе — в конце салона по центру. Вытягивай ноги, сколько хочешь. Иногда случается катастрофа — впереди кто-то ставит багаж или даже садится.

Терпеть не могу забитые пригородные электрички, где люди упакованы, как шпроты.

У меня противоречивое отношение к кинотеатрам. Не помню, чтобы где-то можно было вытянуть ноги, если ты не сидишь сбоку или слишком близко к экрану. К концу просмотра среднего фильма (или к середине Бенджамина Баттона) не знаешь, куда деть ноги из-за адской боли в коленках. А в течение нескольких следующих дней больно приседать.

С удивлением поглядываю на киоски с их окошками на уровне пупка. К счастью, ничего в них не покупаю.

Люблю регистрироваться на самолет через интернет. Обязательно выбираю место у аварийного выхода или сразу за бизнес-классом. Ненавижу авиакомпании, набивающие сидения в салоны в расчете на лилипутов и продающие места у аварийных выходов нормальным людям за дополнительную плату.

Иногда задумываешься о том, почему так происходит. Я ведь не самый высокий человек. Есть же люди выше меня. Тот же Прохоров, например. На 10 сантиметров. Понятно, что происходит, когда кто-то в гараже переделывает грузовой микроавтобус в пассажирский. Но в других случаях вряд ли лилипут-проектировщик, завистливо потирая ручонки, сидит и думает: «Ну сейчас-то я им покажу!». Чем еще можно объяснить двери высотой метр девяносто, я не знаю.

Недавно столкнулся с еще одной проблемой того же рода. Табло над дверью в новых вагонах метро:

С горечью отметил, что теперь нельзя стать около двери. Макушка упирается в табло (это видно на фотографии в отражении). Дополнительного пространства в 5 сантиметров хватило бы. Но какой-то недалекий лилипут-проектировщик лишил меня лучшего места в вагоне.

Нет сомнений, что в метро уютнее всего ехать прислонившись к нерабочей двери. Во-первых, там меньше толкают. Во-вторых, сзади никого нет, а это обычно увеличивает ощущение безопасности. В-третьих, прижиматься к неодушевленной вертикальной поверхности приятнее, чем в среднем к незнакомым людям. (Сидеть, конечно, тоже неплохо. Но я сажусь, если много других свободных мест, а когда они заканчиваются, пытаюсь понять, кому же уступить место.)

И совсем недавно Людвиг в метропосте рассказал, как такой кошмар происходит на самом деле:

Мы уже почти убедили друг друга, что надо вешать большую вверху, но тут пришел Тема, и сказал, что это хуйня и надо размещать так, чтобы низеньким было тоже удобно. Мельче, зато ближе, и не надо устраивать издевательство.

Потому что так обычным маглам окей, а людей-небоскребов — немного. И все равно им предстоит вон как корячиться, чтобы задать вопрос, потерпят.

23 марта 2013 года, 14:29     lytdybr

Рутина 4 Ctrl Подчеркнутая религиозность

Поделиться

Комментарии

#1. 20 апреля 2013 года, 00:20. пишет:
Вспомнился рассказ Бормора:
Демиурги Мазукта и Шамбамбукли сидели в чистилище и перебирали человеческие души. Они доставали их по одной из большой корзины и раскладывали по маленьким кучкам.
-Хороший урожай,- довольно заметил Мазукта.- Одна в одну!
-Ну, не совсем,- возразил Шамбамбукли, разглядывая очередную душу.- Смотри, мелкая какая.
Он метелкой отряхнул с души ордена и медали и бросил в одну из общих куч.
-Странно как-то,- пробормотал он, нахмурив брови.- Откуда у него столько?
-О чём ты?- не понял Мазукта.
-Да вот, интересно получается. Все люди, в общем, примерно одинаковые. Чуть похуже, чуть получше, но в целом разнятся не сильно. И живут они тоже примерно одинаково, кому-то чуть полегче, кому-то тяжелее, но не намного. А вот встречаются иногда великие люди с великой душой — и у них почему-то всегда проблема на проблеме! На каждом шагу они от жизни получают по лбу! А с другой стороны, всякая мелочь паршивая, которой вроде и не положено, получает от жизни все блага и забот не знает. Почему так?
-Ну ты и вопросы задаёшь!- засмеялся Мазукта.- Ты что же, думаешь, этот мир был создан ради великих людей? Ну да, есть в нём и гении, и святые, но ведь не они составляют основную массу населения! Они исключения из правил, а мир рассчитан на человека среднестатистического, каких подавляющее большинство. Всё для их удобства... ну или почти всё.
-Это как с правшами и левшами?- догадался Шамбамбукли.
-Да, примерно,- кивнул Мазукта.- Техника, инструменты, даже дверные ручки — всё приспособлено под правую руку, а левшам приходится приспосабливаться самим. Вот и святые — как те же левши. Они не вписываются в картину мира, им здесь неудобно. Понимаешь?
-Понимаю.
-Правила создаются для людей средних. Средний рост, средний вес, средний достаток. Взять, например, такую вещь, как обычная дверь. Большинство людей проходит в любые двери без проблем, максимум слегка пригибая голову. А человек большого роста (равно как и великой души) либо получает постоянно по лбу, либо приучается кланяться. А что до разных, как ты говоришь, мелких паршивцев, то они и вовсе гуляют где хотят, и под закрытую дверь, если надо, протиснутся, и в замочную скважину пролезут. А уж в обычные двери, которые для всех, они проходят шеренгой, да ещё иногда и на чужих плечах.
Мазукта почесал подбородок и продолжил:
-Рано или поздно любой гений или святой устаёт всё время биться головой о притолоку. Некоторые начинают кланяться автоматически, перед каждой дверью. Некоторые сдаются и опускаются на четвереньки — тогда на них с большой вероятностью кто-нибудь запрыгивает верхом. Это нормально, обычная борьба за существование. Такова жизнь.
-И что, для гениев никакой надежды?
-Есть надежда,- неохотно признал Мазукта.- Иногда такое случается. Изредка, может быть, раз в поколение, находится человек, который будет всю жизнь биться головой о косяк, пока не сломает его. И в эту дверь после него уже легче пройти другому гению.
bormor.livejournal.com/623539.html

Оставьте свой комментарий

Ваше имя:

Комментарий:

Для выделения используйте следующий код: [i]курсив[/i], [b]жирный[/b].
Цитату оформляйте так: [q = имя автора]цитата[/q] или [q]еще цитата[/q].
Ссылку начните с http://. Других команд или HTML-тегов здесь нет.

Сколько будет 85+8?

Записи