Сайт Романа ПарпалакаЗаметкиЖизньМФТИФизики и лирики

Физики и лирики

13 ноября 2007 года
— так что у тебя впечатления от немецкого? что туповат язык?
— А то ты не знаешь, что не гуманитарный склад ума у меня.
— ну это я знаю
— хотя....
— говорят, что не с гуманитарным складом учат ещё лучше
— что у математиков языки идут лучше

— Ну значит гуманитарный ;)
:-D

Диалог в ICQ.

Да, это я учу немецкий. Точнее, нас учат немецкому. Непонятно, зачем. Мы английский знаем разве что технический. Занятия один раз в неделю. За два года нужно выучить язык. Смешно.

А вот по поводу того, каким может быть склад ума, я еще ничего не писал. Возьмем для затравки, например, цитату из заметки Смирнова со схожей тематикой:

То, что технари не умеют грамотно выражать свои мысли по-русски — проблема их образования, а не мышления. Технарям просто нужно преподавать язык, как систему. Учат же они языки программирования — в таком же виде им нужно и преподавать русский. Научить писать и говорить не красиво, но правильно — легко.

То же самое и с гуманитариями. Их нужно учить логике и философии. Пусть мучаются.

Кажется, люди, утверждавшие список выпускных экзаменов, рассуждали точно так же. Я закончил реальный класс (реальный здесь — антоним гуманитарному) и должен был сдавать выпускные экзамены по математике, литературе, румынскому и английскому. Еще два предмета можно было выбирать. Я выбрал физику и информатику. В итоге сдавал только языки, поскольку от математики, физики и информатики меня освободили по результатам выступлений на олимпиадах. «Пусть мучаются», ага.


Про олимпиады уже было. Впрочем, писал я только об одной стороне олимпиад, которую видят участники. Но мне удалось посмотреть на олимпиады и глазами организаторов. На первом курсе В. П. Слободянин (зам. декана), Д. А. Александров (преподаватель физики) и несколько студентов нашего факультета (я в том числе) отправились в Тверь на проведение окружного этапа школьной олимпиады по физике.

В свое время я неоднократно встречался с несправедливостью комиссий. Для себя я решил, что подобной несправедливости не допущу.

Как оказалось, претворить такое решение в жизнь непросто — слишком много было непродуманных моментов. В Твери одновременно проводились сразу три олимпиады: по математике, физике и, кажется, географии. Открытие и закрытие у них было общим, но проводились они в разных местах. А если кто-то дошел до окружного этапа олимпиад сразу по двум предметам? Или организаторы думали, что такого не бывает? Или, быть может, они специально придумали правила, согласно которым нельзя участвовать в олимпиадах по нескольким предметам?

В условиях тоже не всё было гладко. Вот, например, одна из задач экспериментального тура. Задача традиционная — есть вольтметр, батарейка и несколько сопротивлений. Одни величины известны, другие нужно измерить. Казалось бы, всё просто. Но если провести измерения и вычисления, то в силу ряда совпадений (большая цена деления вольтметра, неправильно подобранные сопротивления и т. д.) у квадратного уравнения, которое нужно решить, дискриминант оказывается отрицательным! Мы это обнаружили на предварительной проверке и внесли поправки в условие, при которых квадратного уравнения решать уже не надо.

Жюри столкнулось с квадратным уравнением с отрицательным дискриминантом

Еще одна задача — калибровка кусочка резины (нахождение зависимости силы от растяжения). Были даны грузик массой 100 грамм, нить, сам кусочек резины, деревянная планка, миллиметровка, канцелярские кнопки. Авторы предлагали прикрепить планку к столу, чтобы втыкать кнопки в нее, а не в стол. Мы так и сделали. Школьники начали спрашивать, можно ли планки открепить от стола. Кто-то ответил им, что можно. Кто-то ответил, что нет. А некоторые вообще не стали спрашивать: взяли и открепили. Они использовали эту планку как рычаг и провели измерения своим способом.

Мы сели проверять работы и стали думать, что же делать. Действительно, получилось нехорошо. Кто-то взял и открепил планку. А кто-то послушался наблюдателей, не открепил, сидел и пытался додуматься до авторского решения. Всё-таки решили не наказывать открепивших планку и засчитать их решения.

Много было веселого. Среди работ участников — тоже. Да и наши наставники не отставали. Мы привезли несколько связок журнала по физике «Потенциал». По два номера нужно было раздать каждому, занявшему призовое место. Перед началом закрытия за кулисами мы обнаружили целую кучу пакетов с подарками победителям. Я сказал, что проще всего давать журналы каждому, кто будет подниматься на сцену. Однако кто-то спросил у Слободянина, как лучше поступить. «Слободянин сказал — раскладывать». Мы начали раскладывать огромную стопку журналов по не менее огромной куче пакетов. Журналы стали заканчиваться, а пакетов еще оставалось немало. Каждому нужно было раздать по два журнала, а там не хватало и по одному. Тогда до меня дошло, что закрытие будет проводиться одновременно по трем предметам, а раздавать журналы нужно, наверно, только физикам. Кто-то опять отправился к Слободянину. «Слободянин сказал — вытаскивать». В итоге вернулись к моей первоначальной идее.

Но самый большой прикол олимпиады в Твери был такой. В наш первый «рабочий» день жюри собралось в аудитории. Каждому раздали бейджики с фамилией, должностью и т. д. Александров подходит к Слободянину, указывает на бейджик и говорит:
— А Вам, Валерий Павлович, нужно было написать: «Мозг жюри».
Слободянин с совершенно искренним удивлением в голосе спрашивает:
— Да, а мне что написали?
А у него было написано: «Член жюри».

Впрочем, то же самое было написано у всех. А с Александровым приятно было общаться; что, однако, неудивительно для людей с таким чувством юмора.


Д. А. Александров и В. П. Слободянин

Возможность участвовать в проведении олимпиад была у меня и дальше. Но связываться со всем этим я не стал. Общественная работа — не самое лучшее занятие для меня.


«Пусть мучаются», ага. Однако такой подход неправилен. Очевидно, что у каждого человека свои способности, склонности к определенным областям. Например, последняя задача из физики, которой я занимался — это теорема Бертрана. Я использовал метод, отличавшийся от предложенного там, и он завел меня в тупик. Но, тем не менее, наполовину задачу я решил. Еще меня интересовала одна система, относящаяся к клеточным автоматам. Я начал писать программу, моделирующую эту систему; основной цикл написал на ассемблере. Но я весьма далек от того, чтобы, например, ни с того ни с сего самостоятельно начать изучать немецкий. Или заняться общественной работой :)

Конечно, по жизни встречаются люди, не обладающие ярко выраженными способностями. Что ж, дворники и ассенизаторы тоже нужны. А тем, у кого способности есть, школа должна помогать развивать эти способности. Да, другие предметы тоже необходимы, но в школе вполне возможно было бы их облегчить взамен повышенных требований по одному-двум предметам. А назвать класс реальным, типа учить математику и физику, и в конце сдавать три языка... Вы ведь понимаете, да?

Поделиться

Комментарии

#1. 16 ноября 2007 года, 20:03. пишет:
У нас класс называется реальным, хотя у нас нет информатики, по физике решаем 1-2 задачи из молдавского учебника
за урок, а про математику я молчу...

Оставьте свой комментарий

Ваше имя:

Комментарий:

Для выделения используйте следующий код: [i]курсив[/i], [b]жирный[/b].
Цитату оформляйте так: [q = имя автора]цитата[/q] или [q]еще цитата[/q].
Ссылку начните с http://. Других команд или HTML-тегов здесь нет.

Сколько будет 36+6?